четвер, 9 січня 2014 р.

Парусный корабль "Ассоль"

Как здорово, что 2014 год начался с сюрприза!  

В читальном зале библиотеки появились модели судов и кораблей, выполненные ребятами из кружка "СУДОМОДЕЛИСТ". 
Преподаватель, Василий Петрович, много лет ведет 
этот кружок в филиале 
ДВОРЦА ТВОРЧЕСТВА "Зорецвіт" (ул. Кравченко) и передает свои знания, умения  и опыт ребятам,
 интересующимся техническим творчеством. 
Многие наши читатели, мальчики 9-14 лет, уже занимаются судомоделированием, а теперь  число юных "кораблестроителей" несомненно увеличится. 
С неподдельным интересом  и даже восторгом рассматривают мальчики и девочки парусник "Ассоль", подводные лодки и боевые корабли, которые стали украшением читального зала в эти зимние каникулы, а узнать точное название моделей 
кораблей помогут несколько энциклопедий,  предложенных библиотекарем. 
Парусник носит имя "АССОЛЬ", а ты, читатель, помнишь героев книги Александра Грина "Алые паруса"?    
 «Обернувшись к  выходу, Грэй увидел  над дверью огромную картину,  сразу содержанием   своим  наполнившую   душное  оцепенение   библиотеки.  Картина изображала  корабль,  вздымающийся  на  гребень  морского  вала.  Струи пены стекали по его склону. Он был изображен  в последнем моменте взлета. Корабль шел  прямо на зрителя. Высоко  поднявшийся бугшприт заслонял основание мачт. Гребень  вала,  распластанный корабельным килем, напоминал крылья гигантской птицы. Пена неслась в воздух. Паруса, туманно видимые из-за бакборта и  выше бугшприта,  полные  неистовой  силы шторма, валились  всей  громадой  назад, чтобы, перейдя вал, выпрямиться, а затем, склоняясь над бездной, мчать судно к  новым лавинам.  Разорванные облака  низко трепетали над океаном.  Тусклый свет  обреченно боролся  с надвигающейся тьмой ночи.  Но всего замечательнее была в этой картине фигура человека,  стоящего на баке спиной к зрителю. Она выражала  все положение, даже характер  момента. Поза человека (он расставил ноги, взмахнув руками) ничего собственно не говорила о том, чем он занят, но заставляла  предполагать  крайнюю  напряженность  внимания,   обращенного  к чему-то на палубе, невидимой зрителю. Завернутые полы его кафтана  трепались ветром;  белая  коса  и  черная  шпага  вытянуто рвались в воздух; богатство костюма выказывало в нем капитана,  танцующее положение тела  -- взмах вала; без  шляпы, он был, видимо, поглощен  опасным моментом  и кричал --  но что? Видел ли он, как валится за борт человек, приказывал ли повернуть на  другой галс  или,  заглушая  ветер, звал боцмана?  Не  мысли, но  тени  этих мыслей выросли  в  душе Грэя, пока  он  смотрел картину. Вдруг показалось  ему, что слева подошел, став рядом,  неизвестный  невидимый; стоило повернуть голову, как причудливое ощущение  исчезло бы без следа. Грэй  знал это.  Но  он  не погасил воображения,  а прислушался.  Беззвучный голос  выкрикнул  несколько отрывистых фраз, непонятных, как малайский язык; раздался шум как бы  долгих обвалов;  эхо  и  мрачный  ветер наполнили библиотеку. Все  это  Грэй слышал внутри  себя.  Он  осмотрелся: мгновенно  вставшая  тишина рассеяла  звучную паутину фантазии; связь с бурей исчезла.
     Грэй  несколько раз приходил смотреть  эту картину. Она стала для  него тем нужным словом в беседе души с жизнью, без которого трудно понять себя. В маленьком мальчике постепенно  укладывалось огромное море. Он  сжился с ним, роясь в  библиотеке,  выискивая и жадно читая  те книги,  за золотой  дверью которых открывалось синее сияние океана. Там, сея за кормой  пену, двигались корабли. Часть их теряла  паруса, мачты и, захлебываясь волной, опускалась в тьму  пучин,  где  мелькают  фосфорические  глаза  рыб.  Другие,  схваченные бурунами,  бились  о  рифы;   утихающее  волнение   грозно  шатало   корпус; обезлюдевший корабль  с  порванными снастями  переживал  долгую агонию, пока новый шторм не разносил его в щепки. Третьи благополучно  грузились  в одном порту и выгружались в другом; экипаж,  сидя за  трактирным  столом, воспевал
плавание и любовно пил водку. Были там еще корабли-пираты, с черным флагом и страшной,   размахивающей   ножами   командой;   корабли-призраки,   сияющие мертвенным  светом синего озарения; военные корабли с  солдатами, пушками  и музыкой;  корабли  научных экспедиций,  высматривающие  вулканы, растения  и животных; корабли  с мрачной тайной  и  бунтами;  корабли открытий и корабли приключений.
     В этом мире, естественно, возвышалась  над всем фигура капитана. Он был судьбой,  душой и  разумом корабля.  Его характер определял досуга  и работу команды.  Сама  команда  подбиралась  им  лично и  во  многом  отвечала  его наклонностям.  Он знал привычки и семейные дела каждого человека. Он обладал в  глазах подчиненных магическим знанием, благодаря  которому  уверенно шел,
скажем, из Лиссабона в Шанхай, по необозримым пространствам. Он отражал бурю противодействием   системы   сложных   усилий,   убивая   панику   короткими приказаниями; плавал и останавливался, где  хотел; распоряжался отплытием  и нагрузкой,  ремонтом и  отдыхом; большую и разумнейшую власть  в живом деле, полном   непрерывного  движения,   трудно  было  представить.   Эта   власть замкнутостью и полнотой равнялась власти Орфея.
     Такое  представление   о  капитане,  такой   образ   и  такая  истинная действительность его положения заняли,  по  праву душевных  событий, главное место в блистающем сознании Грэя. Никакая профессия, кроме этой, не могла бы так   удачно   сплавить   в   одно   целое  все  сокровища  жизни,  сохранив неприкосновенным тончайший узор каждого отдельного счастья. Опасность, риск, власть  природы,  свет далекой страны,  чудесная  неизвестность,  мелькающая любовь,  цветущая  свиданием и разлукой; увлекательное кипение  встреч, лиц, событий; безмерное разнообразие жизни, между тем как высоко  в небе то Южный Крест,  то  Медведица, и все материки  --  в зорких  глазах, хотя твоя каюта полна  непокидающей  родины  с  ее книгами,  картинами,  письмами  и  сухими цветами, обвитыми шелковистым локоном в замшевой  ладанке на твердой  груди.
Осенью,  на пятнадцатом году жизни, Артур Грэй тайно ..." 
А что было дальше и как имя парусника, который каждый  может увидеть в читальном зале  нашей библиотеки, связано с феерией Александра Грина, узнать очень просто - читайте, и может, именно эта книга изменит вашу жизнь!


               

Немає коментарів:

Дописати коментар